17 лет боевая награда ждала своего героя.

Курсакову Егору Матвеевичу посвящается

Автор — Ольга Никулина

Александра Ивановна Дёмочко и Курсаков Егор Матвеевич

Александра Ивановна Дёмочко и Курсаков Егор Матвеевич

Так случилось, что своего деда я не помню. Его не стало, когда мне лишь один год исполнился. Но зато он мне очень хорошо знаком. Знаком по рассказам моего отца Курсакова Николая Егоровича, его брата Курсакова Ивана Егоровича и сестры Елены Егоровны.

Мой дед, Курсаков Егор Матвеевич, родился в Орловской губернии в 1904 г. Когда началось заселение Сибирских земель, его родители решили переехать на новые земли. Ехали на быках и повозках, со скотом в течение 2-х лет, добрались в 1911 г. до нынешней Семипалатинской области, Урджарский район, с. Кировка в 100 км от китайской границы.

Эти места уже были освоены казаками, которые пришли раньше с Ермаком и позднее. Они приняли переселенцев с настороженностью. Но поскольку семья владела очень нужными ремеслами, то быстро завоевала признание и обзавелась достатком.

В 1923 г. женился дед на Александре Ивановне Дёмочко, 1905 г.р., которая тогда жила у своего брата Василия. Так образовалась семья Курсаковых Егора Матвеевича и Александры Ивановны. Время было очень трудное. Надо было на что-то жить. Наша бабушка, привыкшая с малых лет трудиться и познавшая всякую работу в поле и дома, стала брать заказы и прясть шерсть, лен, ведь тогда людям не во что стало одеваться и ткала полотно для одежды. Рассчитывались обычно продуктами. Семья не голодала.

Дед стал работать чумаком, или говоря современным языком — дальнобойщиком. На волах возили грузы из Китая в Аягуз и обратно. Граница в то время была открыта. Китайцы на территории Семипалатинской области сеяли наркотический мак. Русские люди: женщины и дети, работали на китайцев, а они производили оплату дешевыми тканями. И китайцы часто пользовались услугами чумаков.

В 1929 г. началось строительство Турксиба и дедушка с бабушкой и двумя детьми приехал в Аягуз на строительство магистрали. Жили в шалаше, дед на одноколесной тачке делал отсыпку полотна. Работа тяжелая. Из этих крестьян набирали обслугу для будущей железной дороги. Предлагали и ему остаться, но жена тянула обратно в деревню, к сельскому труду. Поскольку удалось кое-что заработать, в деревне они построили избушку и купили корову.

Вскоре началась коллективизация, и как следствие, исход зажиточных крестьян в Китай: уезжали, угоняли скот. Кто остался — объединялись в колхоз. Назвали колхоз «Пламя революции». Егор Матвеевич принял одну из бригад. Но в это время из-за засухи и нашествия саранчи случились страшные неурожаи. Начался голод.

В 1932 г. стали бороться с саранчой. Ядохимикатов тогда не было, просто рыли траншеи, в них сгоняли насекомых и закапывали. Дед со старшими дочерьми гоняли ветками и метлами саранчу. За это давали кружку кислого молока и кусочек хлеба, из которого половину съедали дети, а вторую половину он нес жене, которая кормила грудью дочь.

Поскольку голод продолжался несколько лет, в колхозе извели весь семенной фонд. Что бы хоть как-то улучшить его стали раздавать по домам зерно. Люди вручную всю зиму его сортировали от сорняков. И вот в 1936 г. вырос небывалый урожай хлеба: некуда было девать, много было выдано на трудодни. Государство стало принимать излишки и отоваривало тканями. Это был настоящий праздник.

В 1937 году деда назначили председателем Сельского Совета. Проработал он на том посту 2 года. В 1939 г. трагически погибает председатель колхоза, Алексей Зайцев, на его место колхозники избрали моего деда. Колхоз в ту пору процветал. В 1940 г. был представлен в Москве на ВДНХ, как колхоз-миллионер. Егора Матвеевича наградили орденом «Знак Почета» № 402, который вручал ему Калинин. В семье родилась дочь Ольга и сын Николай. Подросли старшие дочери, учились в школе.

И вот, как набат, грянуло слово «война». Деда не призвали: ему дали бронь, как руководителю крупного колхоза. Вначале на фронт провожали торжественно, произносили речи. Семья жила на окраине, на выезде из села и все это происходило на глазах детей. Но когда в село пошли похоронки, на этом месте происходили такие жуткие расставания, столько горя и слез, что увозить призывников стали ночью.

В 1942 г. Егор Матвеевич отказался от брони и ушел добровольцем на фронт — не смог он смотреть в глаза вдовам. От него долго не приходили письма, в семье нарастала тревога. Все прояснилось потом.

На фронт он попал в составе 115 отдельной стрелковой бригады в начале 1943 года. В это время готовилось весеннее наступление Красной Армии. В течение марта ударная группа, в составе которой сражалась и часть моего деда, вела наступление в направлении на город Севск.

Вначале операции все складывалось удачно. Наступающие части продвигались вперед, сбивая заслоны из немецких и венгерских дивизий. Но потом противник перебросил на этот участок крупные силы, в том числе несколько дивизий СС и нанес сильный контрудар. Наступающие части Красной Армии попали в сложной положение. Кровопролитные бои, отступление с уже занятых позиций по колено в снегу под огнем немцев. И снова оборона. Сражались в полуокружении. Боеприпасы и продукты сбрасывали с самолетов. Но именно благодаря этим боям, благодаря героизму и стойкости наших бойцов, образовался знаменитый Курский выступ.

Тогда дед чудом остался невредимым. А ведь смерть ходила рядом. Однажды командир роты приказал продвинуться вперед и закрепиться на указанном рубеже. Но солдаты не поднимались в атаку. Сказывалась усталость. Да и под пули кому же охота голову подставлять. И тогда ротный, с пистолетом в руке, подбежал к деду и прокричал: «Курсаков, ты же коммунист, А ну давай вперед, или расстреляю».

Вспоминая этот эпизод, дед вздыхал: «А куда мне деваться. Останусь в окопе — смерть. А если вперед, то может быть и пронесет». Вот и бросился солдат из окопа. Пока бежал по полю немцы не стреляли. Может быть, думали, что перебежчик к ним пробирается. А он, добежав до указанного места, упал, выхватил лопатку и давай окапываться. Увидев это, поднялась в атаку вся рота. И только тогда противник открыл огонь… Потери в тот день были большими. А дед вышел из боя без царапины.

Описание подвига Курсакова Е.М.

Описание подвига Курсакова Е.М.


Когда в апреле бои немного стихли, и линия фронта стабилизировалась, дед получил сразу 69 писем от своих родных. А в июле началось Курское сражение…

Во время тех боев дедушка был тяжело ранен. Во время одной из атак, когда им навстречу поднялась немецкая пехота, один из солдат противника выстрелил почти в упор и попал деду в руку. Еще и разорвавшаяся неподалеку мина добавила…

Описание подвига Курсакова Е.М.

Описание подвига Курсакова Е.М.


Дальше было лечение в госпитале, в г. Шуя Ивановской области с августа 1942г до января 1943г. Ранение было тяжелое, в правую руку и левую ногу с повреждением кости. Впоследствии рука высохла и не работала. Когда из госпиталя пришло письмо, написанное чужой рукой, в семье боялись открыть его. Но все обошлось. Написала медсестра, о том, что Егор Матвеевич тяжело ранен, но жив. Потом он начал учиться писать левой рукой и присылал эти каракули. Но как же им были рады в далеком селе в Казахстане!

После госпиталя в феврале 1944 г., отец был демобилизован и возвращался домой. Родным сообщили, что он и еще один сельчанин в Урджаре, надо было встречать их. Бабушка попросила в колхозе лошадь и поехала встречать, но скот в колхозе был такой тощий, что эта лошадка недалеко от села упала и сдохла. Она с ней помучились, а потом сани на себе притащила обратно в село, на том встреча и закончилась. А глава семьи пришел домой уже ночью, пройдя 35 км по снегу в ботинках, шинель вся в дырах, одежда замыта от крови…

Так возвратился с фронта домой мой дед. Бабушка испекла для него хлебную лепешку, а он достал из своего вещмешка несколько кусочков сахара и раздал его детям. А младший сын Коля, мой отец, стал отказываться. 3-х летний ребенок не знал, что такое сахар. И фронтовик, прошедший через огонь, смотревший не раз смерти в глаза, плакал над ним.

Еще солнце не взошло, а в доме деда перебывало почти все село. Все просили отца вернуться на должность председателя, обещали всяческую поддержку. К весне его единогласно избрали председателем колхоза.

Жизнь стала налаживаться, с нового урожая выдали немного хлеба за трудодни, хотя за это его на бюро райкома заставили сдать партбилет, но потом секретарь вернул его. За восстановление колхоза в 1946 году Егор Матвеевич получил второй орден «Знак Почета».

Он руководил колхозом почти 10 лет, пока не пришло новое поколение грамотных людей. Но и потом, еще несколько лет работал заместителем председателя, передавая свой бесценный опыт. Закончил свой трудовой путь в должности бригадира тракторно-полеводческой бригады.

А через 17 лет нашла его боевая награда — орден «Красной Звезды». В то время пришла пора сыну Ивану послужить в армии. Вот и повез его наш герой в районный военкомат. Там новобранец, как это и положено подошел к дежурному, чтобы отметится. А тот, вспомнив что-то, спрашивает: «А отец твой где?» Услышав в ответ, что тот на улице стоит, сказал: «А ну-ка, веди его сюда». В тот день и вручили деду его награду. Награжден он был за то, что в конце июля 1943 года, в боях западнее Севска, в одной атаке уничтожил больше десяти солдат противника, захватил вражеский окоп, а когда увидел, как ранило офицера, вынес его на своих плечах с поля боя.

Егор Матвеевич скончался в 1976 году.

Меня всегда удивляло то, что в своих рассказах о Егоре Матвеевиче, мой отец, его братья и сестры, отмечали его терпение. Он никогда не повысил голоса ни на одного из детей, никогда не ругался с женой. Он делал свое дело. Делал на совесть, вкладывая в это дело всего себя. Неважно, что это было за дело: строительство Турксиба, работа в колхозе или защита своей Родины. Такими же он воспитал и своих детей.

Автор — Никулина Ольга Николаевна, инженер ООС Барабинского ЛПУМГ ООО «Газпром трансгаз Томск»

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button