БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

3 апреля 2017, 12:00

Мощь Оби завораживала. Самая полноводная река Западной Сибири. После нескольких часов тряски в вахтовке по изнуряющей жаре — вода манила, игриво ослепляя солнечными бликами. Смотря на это, в голове не укладывалось: как эта летняя безмятежность может сочетаться с тем, что происходило сейчас в месте подводного перехода магистрального газопровода через Обь. Рабочая бригада из кемеровского аварийно-восстановительного отряда «Томсктрансгаза», выйдя из машины, не говоря ни слова, замерев, смотрела на реку. Эти мужики с трёхдневной щетиной на лице и заскорузлыми, как старая роба руками, сталкивались на своём веку со всяким, но такого ещё не видел никто. Метрового диаметра труба, словно огромная чёрная змея, то всплывала на поверхность речной глади, то вновь ныряла на глубину. Переход газопровода, находившийся под давлением, всплыл. В любую секунду мог произойти разрыв магистрали, а затем и взрыв. Резервная нитка недостроена — переключиться не на что. …Шёл 1984 год, это был седьмой год эксплуатации магистрального газопровода НГПЗ — Парабель — Кузбасс.


Геннадий Иванович Павлюченко, пришел в «Томсктрансгаз» в 1984 году в только что созданный Кемеровский аварийно-восстановительный отряд. К тому времени он имел уже солидный опыт работы начальником ЛЭС Балашовского ЛПУ, что под Саратовом, а также работал на гигантских газотранспортных системах в Средней Азии.

Войдя в должность, Павлюченко первым делом принялся подбирать кадры. Сварщиков брали только опытных, не ниже пятого разряда. Механизаторы умели управлять трубоукладчиком, экскаватором и бульдозером. Дефектоскописты владели всеми видами контроля. Были и такие, как Владимир Кравцов — за свои изобретения он был удостоен нескольких медалей ВДНХ. Хотя иногда, принимали и совсем молодых ребят.

— Володя Губерт пришёл, только получив удостоверение сварщика третьего разряда,- рассказывает Геннадий Иванович.- Я ему говорю — ты же ничего ещё не умеешь, как ты будешь работать, да ещё в очках?! А он отвечает — Геннадий Иванович, ну, очень хочу быть сварщиком. Дал ему сварить пластины — шов, вроде бы, нормальный. Иди, говорю, пиши заявление. Написал, смотрю — подчерк хороший. А по опыту работы ещё в Средней Азии я знал, что из тех мальчишек, у кого красивый подчерк или умеют рисовать — получаются умелые сварщики. Ведь они должны делать руками то, что далеко не всем людям под силу. Взял я Губерта в итоге. А через два года у него уже был шестой разряд. Так и создавался наш коллектив. Был он совсем небольшим — 16 человек.

Лето 1984 выдалось аномально жарким. Ледники на Алтае начали таять, и вода хлынула в истоки Оби. Не справляясь с её наплывом, в Обском водохранилище стали делать сбросы вниз по течению. Прибрежная зона по всему бассейну великой сибирской реки стала размываться и затапливаться. Не стала исключением и местность в районе села Мельниково, где находился подводный переход газовой магистрали. Седловидные пригрузы, рассчитанные на работу на суше, оказавшись в воде, просто переворачивались. В результате труба всплыла, и потоком воды её начало трепать как верёвку на ветру.

На ликвидацию ЧП срочно перебросили несколько подразделений строителей и аварийные отряды «Томсктрансгаза». Их задачей было как можно быстрее испытать вторую нитку подводного перехода, и ввести её в работу. Кемеровский и Володинский аварийно-восстановительные отряды, вооружённые тяжёлой техникой выполняли весь комплекс работ на правом берегу Оби.

— Работали от рассвета до заката,- вспоминает Геннадий Иванович.- В кабинах было пекло. Кондиционеров тогда не было. От неимоверной жары и духоты людям становилось плохо, но никто не ныл и не скулил. Не считаясь ни с чем, стремились выполнить задачу любой ценой.

Сложность была ещё и в том, что берег Оби — песчаный, и на метровой глубине образовался плывун. Техника не могла подобраться к трубе — тонула в песке. Сработали опыт и мастерство людей. Для того чтобы выкопать котлован — сделали шпунтовое ограждение из шестиметровых брёвен, вдавливая их экскаватором в песок в два-три ряда.

 — Помимо запуска в работу резервной магистрали, необходимо было что-то делать и с действующей ниткой,- вспоминает Павлюченко.- Это была целая эпопея. Её попытались пригрузить цементными мешками, для чего цемент отправляли баржами с топкинского завода. Но эти мешки уносило потоком воды. Попробовали намыть на трубу грунт со дна реки с помощью земснаряда «Ямал». Успеха это тоже не имело — песок уносило по течению, в результате чего по фарватеру неожиданно образовался остров. Когда капитан земснаряда понял, что происходит — по всем каналам связи понеслась отборная нецензурная брань речника, смысл которой был в том, что из-за нас он испортил фарватер, поэтому прекращает работу, снимается и идёт разгребать этот рукотворный остров, иначе его посадят. Кончилось всё тем, что пригнали баржу с цементом, открыли кингстоны, и затопили её непосредственно на трубу, что и дало нужный результат — труба «успокоилась».

К концу лета новая нитка была испытана и подключена. Утром 31 августа колонна тяжелой техники аварийно-восстановительного отряда снялась и отправилась на место своей постоянной дислокации в Кемерово.

Двигались медленно и засветло добраться домой не смогли, ночью с негабаритом на дороге опасно, да и водители устали. Было принято решение заночевать в районе посёлка Симаново. Спали в кабинах. Из-за усталости — раннего подъёма не получилось, проснулись около 8 часов утра… и «ахнули». Контраст с только что пережитым на берегу Оби кошмаром был ошеломляющим. Здесь был другой мир. Из запотевших стёкол кабин, они, ещё в пятнах от машинного масла, улыбаясь, смотрели как дети в отутюженной, нарядной форме, с цветами в руках, старательно вышагивают в школу на первый урок 1 сентября. Во всём было ощущение праздника. Ночью был заморозок, и роса превратилась в лёд: вся трава блестела и переливалась как гигантский ковёр, усыпанный бриллиантами. Сама жизнь встречала их как победителей.

На базу они попали, что называется, с корабля на бал. День газовика в том году выпал на 1 сентября, и начальник Кемеровского ЛПУМГ Геннадий Иванович Трунилин постарался встретить их как героев. Измотанных многодневной тяжёлой командировкой сварщиков и механизаторов в рабочих спецовках встречали почти что с оркестром — девчонки в красивых платьях, ребята в костюмах, накрытые праздничные столы.

Таких походов в жизни коллектива Кемеровского аварийно-восстановительного отряда будет ещё немало. Но то боевое крещение под Мельниково нынешний ветеран труда, почётный работник газовой промышленности Геннадий Иванович Павлюченко запомнил на всю жизнь.


За проделанную работу команда отряда тогда получила премию, руководство — благодарность Министра газовой промышленности СССР. А Геннадию Палюченко вместе с благодарностью в тот день вручили ключи от квартиры…

Автор статьи — Николай ПИГАРЁВ

Текст подготовлен на основе материалов программы «От первого лица» радио «Томский Благовест» к 40-летию компании ООО «Газпром трансгаз Томск»